Хороший год. 14-20 декабря

14 декабря. Роскосмос запустил ракету “Ангара” в космос

Всегда мечтал побывать на Байконуре. Однажды едва не вписался в пресс-тур. Даже отправлял данные паспорта до аккредитации. Но что-то пошло не так. Меня не аккредитовали. Тогда я пошел и купил себе космическую еду. Что-то вроде чизкейка. Было невкусно. Спустя два дня данные об аккредитации все же пришли. Меня допустили. Но почему-то аккредитацию подали почтой. И она опоздала. 

15 декабря. в БДТ состоялся майнкрафт-спектакль по “Недоросли” Фонвизина

Самое ужасное — это школьные спектакли. Не знаю, почему раньше целые классы превращались в толпу беспризорников и вели себя в театральном зале, как толпа пиратов, высадившихся на берег. Мы ходили на “Ревизор” Гоголя, и все что я запомнил — шутки школьного хулигана Пазюка. Кстати, несмешные. Самое ужасное, что я тоже вел себя ужасно. Более того, именно меня выставили главным виновником провала спектакля. Привели домой и наказали. Было стыдно. Ведь мой отец тоже был театральным режиссером.

16 декабря. На стадионе едва не подрались болельщики “Зенита” и “Спартака”

Однажды я делал репортажи о матчах любительской футбольной лиги.  Это было ужасно. Игра шла сразу на двух полях. Я должен был писать о том, что происходило и на одном, и на другом. А играли друг с другом не “Барселона” с “Реалом”, а “Шоколадный утюг” с “Электровеником”. Я оттарабанил так три дня, а потом уволился. Почувствовал, что начинаю ненавидеть игру.

17 декабря. Прошла пресс-конференция Владимира Путина

Никогда не видел Путина очень близко. Но однажды был с ним в одном зале. Не скажу, что это было суперкруто. ощущалась наэлектризованность. Сам воздух будто бы искрил. Сотрудники ФСО — а в зале на пятьсот человек их было не меньше сотни — напряженно рассматривали пустоту перед собой. Меня не хотели пускать, потому что у меня не было какого-то браслета. Вернее, браслет был, но неправильного цвета. Виноват в этом был я сам. В момент препирательств в зал вошел Путин и все моментально заткнулись. Заткнулись и вытянулись по струнке. Я тоже. А потом, не разгибаясь, на цыпочках, прошел куда-то вбок, на свободные места. Меня не стали задерживать. Так Путин спас меня. Правда, конференция была очень уж скучно, и через час я ушел.

18 декабря. В Никольских рядах открыли большую горку. 

В детстве любил кататься на горке. Снег лип к шерстяным рейтузам. Иногда вваливался в сапоги и приходилось его доставать оттуда руками. Снега было столько, что казалось из него сделан весь мир… А сейчас в том же городе мы гуляем со своими детьми зимой под дождем. Грустно скрипят по асфальту санки. Куда делись те зимы? Ушли вместе с нашим детством, наверное.

19 декабря. ВОЗ в Британии выявила новый штамм гриппа

В юности я не был склонен к экспериментам. Сидел как-то у парадной. Подошел Мишаня. Типа — знакомый.

-Привет, — говорит, — у меня тут приятель дома вырастил траву. Давай дунем.

Я был не прочь, но у этого Мишани был такой вид, что я отказал. Уже не помню под каким предлогом. Радикулит? Я так всем говорил, потому что не знал значения этого слова.

Мишаня позже дунул один и его увезли в больницу. Трава тут не при чем. Его кто-то избил. Хотя, кто знает, может, трава сыграла в этом свою зеленую роль.

20 декабря. В Петербурге зажгли елку на Дворцовой площади

Мама в детстве часто таскала на елки. Ну то есть как часто… Перед Новым годом. Было так себе. Скучно. Я страдал. Деда Мороза с приспешниками я и вовсе боялся. Зато набор конфет — это было что-то. Пусть большинство из них оказывалось чем-то невозможным. Один раз я едва не сломал зуб об грильяж. А еще плохо было стоять в очередях. Но это была единственная очередь в моей жизни, которая завершалась абсолютным счастьем.

Please follow and like us: