Хороший год. 9-15 ноября

9 ноября. Под Воронежем срочник расстрелял троих и хотел скрыться. Его задержали в магазине, куда он зашел за чипсами и лимонадом

У нас во дворе жил классный парень по имени Реваз. Несмотря на клокочущее кавказское имя, фамилия у него была самая простая — Петров. Он слушал “Алису”, учился в ПТУ, стрелял у мелких сигареты и иногда играл в футбол. Мне он показал аккорды песни “Восьмиклассница”. Пусть и не в той тональности.

Короче, в восемнадцать его забрали в армию. Он вернулся через два года погрусневший.

-Ну как там в армии? — спрашивали его. Реваз долго молчал, потом напивался и говорил. Он хотел, чтобы его отправили служить в Чечню — за это платили. Но его заслали куда-то на Северный полюс. 

— Смысл армии в том, что первый год бьют тебя, а во второй год — ты.

Он стал каким-то грустным, мой бедный Реваз, и общаться мы с ним перестали. Но, скорее, по его инициативе. 

10 ноября. Подписан договор о прекращении войны в Карабахе

Однажды я подписал договор о издании книги. Там была прописана одна, конкретная сумма.

Заплатили мне в два раза меньше.

Один представитель издательства рассмеялся.

Мол, спасибо, что хоть столько заплатили. 

Другой удивился, что со мной вообще подписали договор.

Книгу, кстати, я в итоге так и не издал. Издательство обанкротилось.

11 ноября. Во Всеволожске муж убил жену топором.

У меня работала как-то талантливая молодая журналистка, тихая и спокойная, как лесной ручей. Я думал — из интеллигентной семьи. Но как-то она выпила и рассказала, что семьи у нее по сути и не было. Воспитывали ее родственники, потому что еще в детстве ее мама взяла нож и зарезала мужа, который решил ее ударить. Правда, девушка говорила, что она это сделала случайно. Мол, так получилось. Но мы с коллегами переглянулись и все поняли. С тех пор я аккуратно правил ее тексты. Все же яблоко от яблони… все дела.

12 ноября. Время продажи алкоголя могут продлить на час

Когда я переехал в новый дом, то мучался. Рядом, как мне казалось, нет ни одного магазина, где продавали бы алкоголь по ночам. Я не то чтобы просыпаюсь ночью в поту и думаю, где бы выпить водки. Нет. Просто иногда алкоголь нужен в 23 часа. Более того, чаще всего он именно в 23 часа и нужен. Поблизости были только сетевики, где алкоголь из-под полы не продают. Мне было грустно. Но как-то я шел по своим делам и совершенно случайно обнаружил узенькую дверь в царство Буратино. Там продавали все что можно и как только можно. Правда, холодильников у них не было.

Обрадованный, я поделился своей радостью с продавцом.

-Поздравляю, — сказал он. — Теперь вы здесь по-настоящему обжились.

13 ноября. В Томске арестовали мэра прямо во время селекторного совещания

Был я как-то на селекторном совещании. Мероприятие, честно говоря, грустное. Сидишь весь такой с блокнотом в руке и стараешься не уснуть. У меня в целом получалось. Но однажды все же не удержался, смежил очи. Блокнот упал из моих рук… В этот момент тридцать чиновничьих голов посмотрели в мою сторону. Что сделал я? Кинул ручку на пол и поцокал языком.

-Очень грустная статистика, — сказал я, — очень грустная.

— Не расстраивайтесь, молодой человек, — сказал мой сосед и выдержал паузу. Совещание продолжилось. Сосед добавил, — а то вы всех разбудите…

14 ноября. Ведущий Дмитрий Хрусталев попал в больницу из-за переутомления

Я купил с 13 лет. Потом бросил на два-три года, потом начал снова… И недавно понял, что пора заканчивать. Окончательно. Моя проблема была в том, что организм перестал справляться с никотиновой нагрузкой. Я чувствовал себя уставшим после первой же выкуренной сигареты.

Теперь я чувствую себя лучше. Гораздо лучше. Достаточно хорошо, чтобы снова начать курить…

15 ноября. Трамп заявил, что не признает итоги выборов

Однажды я участвовал в выборах. Выбирали, кажется, президента школы. Его полномочия были для меня туманны. Но хотелось стать президентом. Что-то в этом было.

В итоге за меня отдали только три голоса. Один из них мой, другой — классный руководитель, а кто был третьим я не знаю до сих пор.

Please follow and like us: