Хороший год. 2-8 ноября 2020

2 ноября, понедельник. Путин отчитал Рогозина за провалы “Роскосмоса”

В детстве любимая детская площадка была у поликлиники. Топать до нее было довольно далеко. Одному нельзя, а мама часто сопротивлялась. Но иногда получалось ее уговорить. Там стояла железная ракета, сделанная из железных прутьев, уже довольно ржавых. Я залезал в эту ракету и, клянусь, действительно считал, что являюсь космонавтом, который вот-вот отправится в космос. Сила веры в это была настолько большая, что мне казалось иногда, будто я не ползу по ракете, а плыву в нулевой гравитации. И всякий раз из глубин космоса появлялась мама и возвращала меня — натурально — с небес на грешную Землю.

3 ноября, вторник. Путин приехал в Петербург и ввел в строй ледокол “Виктор Черномырдин”.

В 90-е годы я не особенно врубался в российскую политику. Хотя, когда в 1991 году развалился Советский Союз, и стало не по себе, именно я читал лекцию по политпросещению перед 1 “Б” классом. Но Черномырдина я знал. Бабушка как-то сказала, что он, мол, “Крепкий хозяйственник”. Через пару лет, когда он ушел в отставку, он сказала “Не хозяйственник он, а говно”. И я теперь про себя аттестовываю каждого управленца, про которого так говорят. 

4 ноября, среда. В США так и не смогли подвести итоги выборов.

Самые интересные выборы президента США для меня были в 2016 году. Я тогда был на стажировке в Москве. Город покрывало шапкой столичного снега. Я жил на конспиративной (ну то есть редакционной) квартире. Курил на балконе, смотря, как по насыпи прыгает электричка. Настроение у меня было приподнятое. Сам не знаю почему. Пришел на планерку в большую редакцию “Комсомолки”. Там все обсуждали, что неожиданно выиграл Трамп. Оказывается, они устроили даже редакционный тотализатор.

Лишь один парень из отдела политики ходил с довольным лицом.

-Я знал, — говорил он, — я так и знал.

-Выиграл? — спросил я.

— Проиграл, конечно. Я же на Клинтон ставил. А если я на кого-то ставлю, то он проигрывает.

5 ноября, четверг. Ефремова этапировали в колонию

Однажды я оказался в колонии для малолетних в Колпино. 

К счастью, не после суда. Просто устроили какой-то тур для журналистов. Было очень интересно. Разваленные бараки, трава, молодые люди в спортивных костюмах.

Запомнился один оператор. Он ходил, все цокал языком, вздыхал.

— Сильно же здесь все изменилось!

Я решил, что он когда-то сидел по малолетке, но уже потом меня успокоили. Оказалось, он не в первый раз в таком пресс-туре.

-А сидел я уже Горелово, — закончил оператор.

6 ноября. Умер Жванецкий

Бабушка любила две вещи по телевизору. Клипы Майкла Джексона и “Аншлаг”. Не уверен, что клипы показывали в девяностые очень часто. Но иногда показывали. А когда Майкл приехал в Москву, чтобы выступить в Лужниках, и его концерт показали по Первому каналу, это было событие.

-Он такой талантливый! — говорила бабушка. И добавляла, что у него редкое генетическое заболевание из-за которого он из черненького стал беленьким.

“Аншлаг” тоже доставлял ей удовольствие. Особенно Евдокимов. Но всякий раз когда к микрофону выходил Жванецкий, она замирала и шикала на внуков, чтобы они заткнулись. Поэтому я вырос с четким ощущением, что Жванецкий — бог юмора, а Майкл Джексон — король фанка. Чуть позже эти иллюзии немного рассеялись. Но ощущение какой-то причастности все равно осталось.

7 ноября. В разных странах мира уничтожат миллион норок, потому что они смогут переносить коронавирус

У моей первой девушки была шуба. Поэтому я ненавижу шубы. Что может быть более нелепым в Петербурге, городе, где дождь идет и в январе, и в июле? К счастью, ни одна из двух десятков моих жен никогда не просила меня купить ей шубу. Они понимали — просьба не будет исполнена. Правда, однажды меня попросили купить куртку. Пришлось разводиться…

8 ноября. В сеть слили видео, где Дзюба мастурбирует

Впервые занялся онанизмом лет в одиннадцать. По телевизору показывали «Гром в раю» с Халком Хоганом. Но дрочил я не него.

Смутно вспоминается, что это связано с учебником по английскому.

Не то чтобы меня возбуждал герундий.

Просто было очень скучно. Ну и я стал изучать себя.

Лучше изучать себя, чем present perfect.

Изучил. Некоторые части тела показались мне интересными. Пользуюсь до сих пор.

Please follow and like us: