Хороший год. 5-11 октября

5 октября. Трамп выписался из госпиталя. Рынки пошли вверх

Однажды мой младший брат попал в больницу. Вообще он туда в детстве часто попадал — то руку сломает, ту ногу. Но речь о том разе, когда я к нему пришел перед футболом. Он лежал в больнице Марии Магдалины на Васильевском. Прямо напротив стадиона “Петровский”. А “Зенит” тогда как раз играл на том стадионе. Перед футболом я приехал его навестить. Помню, в пакете у меня были мандарины. Внутри меня плескались три или четыре бутылки светлой “Балтики”. Приятное ощущение.

На проходной меня не хотели пускать. Они просто не ожидали увидеть пьяненького подростка. Да еще и в шарфе “Зенита”. Наконец я как-то договорился, чтобы брать сам вышел ко мне.

-Знаешь, — сказал брательник, — как-то непривычно. Обычно я тебя позорю, а тут все наоборот…

6 октября. В Киргизии после выборов началась революция

Бывал ли я когда-то в Киргизии? Нет. Зато я был как-то в киргизском кафе. Там продавали «гамбургер по-бишкекски». Чизбургера по-ошски, кстати, не было.

Как и плова, кстати.

Я там выпил пол-литра темного и пошел гулять.

7 октября. Дудь взял интервью у Навального

Впервые о Дуде я узнал задолго до того, как произносить его имя стало модным. Тогда выходил в стране журнал PROSPORT. И я его внимательно читал. Даже специально ездил к газетному ларьку, чтобы купить свежий номер. И я не один такой был в России.

Репортажи Дудя мне понравились. Помню, он ездил, кажется, в монастырь к Емельяненко. Это был просто феноменально крутой репортаж. И я тогда подумал: да, вот так и надо писать классные тексты. И еще я подумал: наверное, парень далеко пойдет.

И ведь пошел. Пошел…

8 октября. Сборная России проиграла сборной Швеции

В 13 лет я впервые оказался в Стокгольме. Хороший городишко. Запомнились скалы, торчащие вдоль шоссе, как зубья. Я тогда решил, что буду фотографировать все необычные места, которые мне попадутся, а туристические достопримечательности — наоборот, не буду.

Так я и ходил три дня с высунутым языком.

По приезду домой выяснилось, что фотографии наложились одна на другую. Я не знал, что у моего пленочного фотоаппарата не автоматическая, а ручная перемотка.

Ненавижу с тех пор хенд-мейд.

9 октября. Азербайджан и Армения договорились о прекращении обстрелов в Карабахе

Самые сложные переговоры в моей жизни я вел с дочерью.

-Завтра мы поедем к зубному.

-Я не хочу.

-Это нужно сделать. Потому что у тебя болят зубы.

-Не так уж они и болят…

-Если не поехать, то будут болеть сильнее.

-Вот когда заболят, тогда и поедем.

Угрозы не сработали. Пришлось действовать подкупом. Кукла и вкусняшки сработали.

10 октября. В МИД сказали, что “Новичок” — это западный бренд

Когда я впервые приехал в Германию, то впервые понял, что такое бренд. Потому что до этого я думал, что одежду можно купить только на рынке. Больше всего я возжелал себе футболку Fishbone. Но так и не смог купить. Денег не хватило. Зато случайно нашел в аэропорту оставленную кем-то кепку Адидас. В общем, вышла ничья.

11 октября. На плато по коронавирусу Россия выйдет через две недели

Самое красивое плато в моей жизни находится в Абхазии. Это озеро Рица. Если его, конечно, можно назвать плато. Но это не важно. Когда я впервые там оказался, то испытал восторг, смешанный с осознанием своей никчемности. Это место, где можно и нужно просто молча сидеть, не двигаясь, часов двадцать, а то и сорок. Короче, место для медитаций. Но я там был в составе экскурсионной группы, поэтому ограничился полутора часами. Пришлось на реке Псоу покупать два литра домашнего вина и входить в анабиоз с помощью допинга.

Вино, кстати, оказалось невкусным.

Please follow and like us: