3 января 2019. Пунктир

Поехали в Москву. На дороге желтел плакат “Храни вас бог!” — как будто предостерегал от чего-то. Рекламировалось кафе “Вдали от жен” — и плакат был совсем не развратный. В Новгородской области разыгралась метель. Началась настоящая тостоевщина. Несмотря на вьюгу, по шоссе смело двигался мотоцикл с люлькой. В ней сидел отважный человек в утепленной джинсовой куртке. “Урал” было написано на его спине. Призрачный гонщик, только не с огненным черепом, а с влажным… Чуть позже мы столкнулись на заправке. Он с наслаждением курил, победоносно смотря на снег.

На заправках вообще в этот день были очереди. Причем, бензин мало кого интересовал.

Моя мать выражала недовольство дорогой.

— Это Чудово?

— Нет, только Любань.

Еще через какое-то время.

— Это Малая Вишера?

— Нет, только Чудово…

И она цокала языком, мол, водитель-то у нас халтурщик.

В Тверской области распогодилось. Небо стало лиловым и голубым одновременно.

Но ближе к Москве кто-то опять включил кран на полную. Убирают, кстати, Москву может и хорошо, но не быстро. Я пробирался через эти снежные наносы, уклонялся от таксистов, которых заносило, в общем, чувствовал себя героем не очень качественной игры.

После беглого осмотра огней Москвы у меня родилось определение “архитектурная шизофрения”. Столица — это шашлык из железобетона. К слову о шизофрении, мы живем в доме на 15 этаже, но официально он считается только пятым. Просто потому что первые десять занимает офис налоговой службы страны. Постараемся не залить их ценные документы.

Please follow and like us: