«Ношу белый халат с гордостью»

Лучшее интервью, которое я записывал в этом году. Люто-депрессивное.

Продолжаем рубрику «Профессии по алфавиту». В этом номере – профессия на букву «В» — одна из самых главных в любом обществе – врача. Мы встретились с участковым терапевтом поликлиники №5 Фрунзенского района Галиной Клиневской и поговорили с ней о детских мечтах, работе на севере и изменениях в системе здравоохранения.



«Я хотела работать медиком с одиннадцати лет. Как так получилось? Из-за случайности. Я упала и расшибла ногу в пионерлагере. Нога отекла, и меня положили в стационар на две недели. И там был замечательный доктор. Навсегда запомнила, что его звали Борисом Васильевичем. Две недели я провела в больнице, и после этого для себя твердо решила, что стану врачом».

«У меня была мечта стать детским хирургом, но так сложились обстоятельства, что пришлось поступать в санитарно-гигиенический медицинский институт. Закончила его в 1976 году с отличием. Меня должны были оставить в Ленинграде работать, поскольку я хорошо училась, но там что-то напутали с распределением и меня направили на север. У меня была возможность остаться, но я к тому времени уже вышла замуж за своего однокурсника, который был родом из Мурманска. Ну я и поехала туда».

«Что сказать о работе в Мурманске… Я там провела шестнадцать лет. Причем, первые шесть работала в онкодиспансере цитологом. Это было не самое лучшее время. Сидеть с микроскопом в лаборатории мне не очень нравилось. Не по мне это было, у меня другой характер. Поэтому я очень обрадовалась, когда выпала возможность стать участковым врачом. В этой должности я трудилась десять лет».

«Если я скажу, что работать на севере участковым врачом сложно, значит, я ничего не скажу. Это неимоверно сложно. Представьте себе: зима, мороз, сопки, покрытые снегом – и ты ездишь на вызовы из одного маленького поселка в другой. Бывало наш УАЗик застревал в снегу, и приходилось по сугробам топать за лопатой. Принесешь лопату водителю, он откапывается, а сама – топ-топ по снегу на адрес. Мне после этого уже ничего не было страшно».

«Однажды в Мурманске была эпидемия гриппа, и после приема у меня было тридцать три вызова. Прямо как в притче какой-нибудь. А потом нужно еще было бумаги на них заполнить. Это было что-то».

«В начале девяностых в Мурманске было тяжело. Ходишь на вызовы, и при этом помечаешь, где сейчас яйца продаются, где крупа. Осмотришь пациента — и быстренько в магазин, пока все не раскупили».

«Вернулась в родной город я в 1993 году. После Мурманска это для меня был почти курорт. Но зарплата маленькая, конечно, и приходилось работать на две ставки. А две ставки – это значит походы от начала Купчино и до самого Ярослава Гашека». Три врача было, и так мы крутились».

«Конечно, бывает тяжело. Особенно психологически. Приходишь по вызову и видишь, вся квартира в грязи. Даже негде карточку заполнить. К сожалению, очень мало соотечественников живут хорошо».

«Иногда алкоголики вызывают, хотят прикрыться больничным листом. Конечно, мы им отказываем. Но обидно по такому вызову приходить. Кто-то действительно болеет, а тут такое…»

«Есть люди, которые годами ко мне ходят. Многие семьи я очень хорошо знают. Более того, есть дети, которые родились и выросли на моих глазах. Были малюсенькими, а сейчас уж такие большие мужчины и женщины».

«На две ставки тяжело работать. Я не так давно отказалась от нее. А так все время было: полторы, две ставки. Врачей ведь не хватает. Сейчас у нас пяти докторов нет. Тут хочешь – не хочешь, берешь на себя дополнительную нагрузку на приемах. Молодые ведь совсем не идут в профессию. Правда вот сейчас двое пришли, но они аспиранты и подрабатывают на вызовах. Через два года, видимо, уйдут. Денег ведь мало совсем платят. Поэтому на нашем отделении почти всем за шестьдесят».

«Тяжело бывает без лифта. В районе-то вон сколько пятиэтажек! По лестницам туда-сюда бегать – неплохая зарядка. А один раз был случай: прихожу на вызов. Двенадцатый этаж, а лифт сломан. Лестница узкая, темная, с трудом по ней поднялась. Страшно и неприятно».

«Однажды у меня на участке умерла женщина в возрасте сто один год. Незадолго до этого ее семья к нам переехала. Меня вызывали к ней, потому что она перестала вставать с постели. У нее склероз, я посмотрела, диагноз ясен – старость. Через месяц она умирает, а на вскрытии находят рак легкого. Мне тогда пришлось огромное количество бумаг заполнять».

«Когда прихожу домой, быстро переключаюсь на домашние хлопоты. У меня рыбки есть и собака. Вот моя отдушина».

«Работа – это работа. Мы даже когда в коллективе отмечаем 8 Марта или Новый год, только о медицине и о больных разговариваем. Уже с этим ничего не поделаешь. Это часть нас».

«Сейчас молодые люди стали заботиться о себе и чаще ходить на обследования. Это очень хорошо, потому что выявляется много онкологических заболеваний на ранних стадиях, когда они еще поддаются лечению. А раньше об этом не думали и к доктору приходили уже, когда поздно было что-то делать».

«Нужно больше выделять на медицину денег. Это факт. Мы вот, например, являемся филиалом 109-й поликлиники. Там уже сделан хороший ремонт, есть оборудование, а у нас пока что все, как бы это сказать… весьма скромно. У нас даже ЛФК теперь нет. В одном крыле здания у нас неотложка, а в другом – травма. В центре ютятся терапевты, узкие специалисты, все вместе. Так и работаем».

«Нам дали три компьютера на филиал. Один у меня в кабинете стоит. Но ни меня, ни медсестру не научили им пользоваться. Дома я с ноутбуком освоилась, а с рабочим компьютером – не могу. Вот он у нас так и стоит. Как предмет мебели».

«Я всю жизнь хотела быть врачом, и чувствую удовлетворение от работы. С удовольствием ношу белый халат и трубку. Для меня это как знак отличия. Я очень люблю свою профессию и не жалею, что ее выбрала».

«Детским хирургом я очень хотела стать, но еще когда только начинала работать, мне хирурги говорили: «Галя, хочешь спать ночью спокойно, лучше хирургом не становись». Я к ним прислушалась. Да и первый мой муж тоже пошел по этой части. Случалось, что он, молодой парень в двадцать пять лет, приходил со смены и плакал. Но что поделать… зов сердца».

«Если бы у меня был сын, я бы хотела, чтобы он стал кардиохирургом».

Беседовал Антон РАТНИКОВ

Please follow and like us: